Aingm

Ваня Колева (Болгария) Роман "Аингм" или поиск пути к духовному аристократизму.

Ваня Колева – доктор наук, Болгария, г. Варна

Роман «Аингм» («Издательство Союза писателей Санкт-Петербурга», 2012 – 416 с.) Дмитрия Плесецкого определен автором как «фантастико-сферический реализм», или короче – как «сферический реализм».
Роман «Аингм» представляет собой особый тип пульсации между утопией и антиутопией.

Он «помнит» традиции, установленные Томазо Кампанелло в «Городе Солнца», но также и русского писателя Евгения Замятина, который в романе «Мы» (1925 – англ.) раскрыл красоту и величие «Единого Государства»1, или Андрея Платонова, чей роман «Чевенгур» (в 1928 г. в журнале вышел в двух частях, как повести; полностью – в 1972 г., за границей, а в Советском союзе – в 1988 г.) представляет «весь уездный центр», где люди поставили конец «всей истории мира», поскольку «зачем она нам»2. Роман «Аингм» следует знакомым моделям и преображает их полностью. Если социальные структуры, представленные предшественниками, связаны с реалиями и топосом, вроде понятными, узнаваемыми и существующими здесь, на Земле, то у Дмитрия Плесецкого персонажи владеют и занимают весь Космос. Космический корабль «Олимп», с которым можно путешествовать в Солнечном системе, уникальная разработка корпорации «Айла», это «совершеннейшее чудо научно-технической мысли», он развивает необыкновенную скорость (с. 11) и «управляется дистанционно» (с. 14).

Обычно персонажи романа путешествуют «межпланетным трансформером» (с. 10), который в равной степени перемещается через межпланетное пространство, среди воздушных потоков на орбите Земли, но при необходимости автоматически превращается в мощные подводный аппарат и входит в глубины океана (с. 15-16). Жилища персонажей не только в мировой столице Барселоне (с. 15), но и глубоко под водой, помимо огромных подводных пещер, в магическом, волшебном и мистическом пространстве Куандерона3, где находится родовой замок самых главных персонажей – Эшамбле. Иными словами, вертикальное пространство организовано не в направлении «земля – небо/Солнце», а напротив, противоположным знаком: «небо – земля – вода и подводный мир». Странная пространственная перспектива имеет своим следствием неожиданную и запутанную обратную организацию времени – земная жизнь принадлежит прошлому, потому что где-то в конце 21-го века на Земле наступило время внеочередных переворот, континенты оказались преобразованы (с. 16) и, как следствие, появилась новое, отличающееся от привычных, политическое образование – единое мировое государство, которое имеет и единое правительство. Конкретное время сюжета в романе относится к 24-му веку (с. 46), но проблематика зависит от внезапного перехода в пространственно-временные разномерности.
Разные по своим отношениям и характеру традиции затрагивают и персонажей. Не сильное желание равенства присутствует здесь, не мечты о совершенном и справедливом государстве, а сама их противоположность. Основные персонажи принадлежат социальной элите мира; их цель и уход – управление и власть над остальными – власть политическая, экономическая, технологическая (посредством корпорации «Айла») и образовательная.
Проблема романа – это преодоление традиционного научного знания и мышления, связанных с атеизмом, но также и с духовной ориентацией власть имущих ради истинной веры в Бога. В романе показан путь греха, но и путь Покаяния, исповедь и молитва к Всевышнему и милосердному Богу (с. 31) для достижения привязанности к Спасителю.


Главный персонаж романа «Аингм» – это подросток Роно, наследник одной из старейших аристократических семьи в Англии, принадлежащий к царской фамилии Моуди. Отец Роно – это Роджер Моуди (ученый, исследователь, возглавлявший в свое время Мировую академию наук Земли). Мать Роно – Сицилла (микробиолог по образованию, но в романе о ней говорится не как о специалисте, а с точки зрения ее женской природы), «жизнелюбивая брюнетка с шикарными волосами и яркими выразительными глазами» (с. 42). Сицилле с дипломатическим подходом удается успокоить споры между мужем и его братом сэр Генри Моуди (с. 42) – «культовой личностью» (с. 12) и одним из самых видных политических деятелей своего 24-го века, первым президентом Объединенного правительство Земли, который добровольно подал в отставку. После ранней смерти родителей, «единственный близкий человек» для Роно оказался его дядя, сэр Генри (с. 14).
На первых страницах романа Роно с недоумением и смехом принимает возможность того, что охранитель его безопасности, полковник Грег, может быть «верующим» (с. 19); тем более – его дядя сэр Генри, и для Роно кажется невозможным заниматься «подобными глупостями» как «надеждами на спасение своей души» (с. 20). Молодой человек с сарказмом говорит о Чистилище и Аде, о преисподней; о том, «что всем нам будет весьма полезно ознакомиться заранее с нашими будущими апартаментами» (с. 19). Вскоре, однако, внезапно он столкнулся с близкой смертью, «волей судьбы» оказался «брошен в пространственно-временной переход» (с. 28), переведен из обычной земной реальности в ужасное и абсолютно иное прохождением времени – с вырванными из тела душой и сознанием (с. 28), Роно осознавает свою ошибку, это «та самая безбожная фраза, так небрежно брошенная им полковнику Грегу, о своих будущих апартаментах в аду» (с. 30, 72). В этот момент душа молодого человека ужаснулась, он осознает кратковременность и коварную роль бездумных слов – и душа его в первый раз начинает молиться (с. 30). А позже, когда придет в сознанием, уже в родовым замком Эшамбле в Куандероне, первое, что Роно услышит, это сокровенные христианские молитвы Линды и сэра Генри Моуди (с. 32, 34). И хотя для Роно все это трудно объяснимо, – каким образом его дядя может быть «православным христианином» (с. 62) – когда развиты «наука, космические сверхтехнологии, освоения новых планет», да еще и «создан искусственный интеллект планеты» (с. 62), тем более, после того, как сэр Генри «совсем еще недавно стоял на вершине политической власти планеты» (с. 62), – он, Роно, начинает внимательно слушать и стремится глубоко постичь это новое для него знание.
Потому что, согласно сэру Генри Моуди, результаты «технократической цивилизации» – это «дорога, по которой человечество неизбежно идет в пропасть. Индустриальный порыв на Земле – явление для Вселеной временное, всего лишь маленькая незаметная вспышка, мгновение. А постижение божественной сути человеческой души – путь, по которому люди будут идти вечно, – это и есть дорога к бессмертию» (с. 62).
Именно для того, чтобы повести своего племянника по пути к вечностю, сэр Генри Моуди пригласил его в Куандерон. Для сэра Генри, по крайной мере, необходимо «найти способ вложить» в душу Роно «основы знаний о мире, о его реальных духовных ценностях» (с. 63). Обязательно было заронить в подсознание Роно «те истины, которые сегодня можно раскрыть и преумножить» (с. 63). Это просвещение Истиной идет через «разные мистические книжицы», как их определяет Роно, «авторов которых не было в каталогах современных [для Роно] библиотек» (с. 63). Целью этого просвещения были и «сказки», прочитанные ему в детстве, которые «сложены были еще сотни лет назад» (с. 63). Все внимание дяди направлено к тому, чтобы раскрыть перед молодом человеком «эти тайные, важные знания, которые отражали бы истинную картину мироздания» (с. 63).
Достижение знаний безусловно связано с переходом.


В романе «Аингм» это означает проходить «сквозь время и пространство» (с. 60); проникать в мир «параллельных пространств». Поэтому и «вход в Куандерон только один» – «через пространственно-временной переход, и нужно обладать особыми знаниями, чтобы эта прогулка не закончилась трагически; простого человеческото любопытства для этих целей будет недостаточно» (с. 69-70). Оказывается, человеку тяжело перемещаться «сквозь время и пространство» (с. 60). Мучительно преодолевать сопротивление «земное», чтобы перейти в мир бестелесного состояния, называемое «переходом в другой пространственный слой Земли – параллельный мир», а при этом «остаться в живых и сохранить свою психику» (с. 61). В этом «ином» пространстве человеку трудно получить разрешение на самостоятельные прогулки без сопровождения (с. 58). Точнее, физическое тело человека «в сопровождении охраны изучает подводный мир Европы (спутника Юпитера), а сознание, носителем которого является... душа, перейдя в другую, более тонкую телесную оболочку, находится» в замке Эшамбле в Куандероне (с. 61).
Мир «параллельных пространствах» «не терпит земного легкомыслия» (с. 38). Там мысли человека обладают способность материализоваться, так что получаются необыкновенные, чудаковатые «мыслеформы» (с. 69), открывающие сущность человеческих помыслов. Материализованные «мыслеформы» – в образах персонажей, представляют обычно обслуживающий персонал, проявляют и проясняют негативные эмоции в мыслях молодого Роно. Например, оказывается, что Линда – его персонифицированная «сексуальная несдержанность» (с. 70). Через охрану Роно, предводительствоваемую полковником Грегом, визуализируются: агрессия и жестокость молодого человека; «неспособность прощать людей и отсуствия милосердия», а дальше – опасность превратиться в тирана, и больше всего – «недостаток любви к людям», который может превратиться в нигилизм (с. 71). «Если, не дай Бог, такое когда-нибудь произойдет», предупреждает сэр Генри, то душа Роно «на долгие века погрузится в кромешный мрак» (с. 71). Поэтому решающим испытанием, котором должен выдержать Роно, связано с тем, чтобы в его сердце «зажегся огонь Любви» (с. 68). В начале этот огонь «еще хрупок, как пламя свечи», поэтому нужно его бережно хранить, о нем надо заботится. Необходимо помнить, что «нет ничего более важного в этом мире, чем способность любить, и Господь дарует» человеку такую возможность (с. 68). Но человек не сможет познать Любви, если не научится милосердию и если не привыкнет прощать (с. 72).
Среди важных уроков, которым получает Роно, есть и тот, который учит не путать надменность с аристократизмом (с. 71). Сэр Генри Моуди подчеркивает: «Истинный аристократ отличается высоким состоянием души, чистотой помыслов и благородным сердцем. Нельзя судить кого-либо из людей, основываясь на своих незрелых представлениях о земном мире, – это большой грех» (с. 71). Гордость – это тоже грех, провляющийся в «неспособности терпеть рядом с собой равных»; в желании человека искать «любые способы унижения» себе подобных, «пытаясь тем самым доказать свое превосходство» (с. 72). Следствие гордыни – это «презрение к людям и, как следствие, неспособность управлять ими» (с. 72). А «гневные мысли – это направленный энергетический удар, грубая энергия, смертельная радиация», которая в «параллельном пространстве» убивает все живое (с. 73). От своих грехов, от своей злонамеренности – осознаваемой или нет, человек может очиститься посредством искреннего Покаяния и очистительной силой слез; через переживание всего, что человек сотворил, и более всего – через сострадание и любовь (с. 73-74).
В процессе сюжетного развития «земные вопросы», терзающие души Роно, закладывают определенные парадигмы и на основе традиционных наук и обычного знания ограничивают сферу его мышления. Поэтому отрыв от пределов «земного» существования, отталкивание от энергии «земного» и традиционного оказывается одним из самых опасных испытаниях для человека. Успеет ли он преодолеть страх, сможет ли вырватся из бремени традиции, окажется ли в состояние принимать жизни в воображаемых мирах непостижимого, – тогда человек приближает свое «второго рождения». И устремляется к жизни в более совершенных духовных мирах.


Этот процесс символически визуализирован через проламывание и разбивание яичной скорлупы, в которой заточен маленький птенец, – если сможет он выбраться из скорлупы, т.е. успешно вылупиться, птенец преодолеет самое важное испытание в своей жизни, после которого для него становится возможным отправиться в дорогу для следующих испытаний, связанных с его ростом (с. 39). Это долгий и сложный, противоречивый путь, протообразом которого являются механизмы инициацией – с возрастающей сложностью каждого последующего испытания. Соответственно и герой романа в своем посвящении, молодой Роно, в начале неизбежно оказывается оторванным от своей семьи, в изоляции, а в процессе испытания пребывает и в состоянии мистической смерти – «в пограничном состоянии, которое, без всякого преувеличения, можно сравнить разве что с комой или клинической смертью» (с. 34). И как в сказке, в фольклоре, мертвые могут воскреснуть, если кто-то из их родствеников ради этого «заплатит» определенным количеством своих лет или основным элементом своей жизньи (красотой, голосовыми данными, взором), так и в романе сэр Генри Моуди «заплатил... за помощь, которую Господь даровал Роно» двадцатью годами своей жизни, т.е. он «сократил свою земную жизнь ради спасения души любимого и единственного представителя древнейшего на Земле царского рода Моуди» (с. 35-36).
Но сэр Генри Моуди не только физически сохранил Роно. Более важным является «второе рождение» молодого человека – через его духовное очищение и нравственное возвышение. Которое в романе «Аингм» Дмитрия Плесецкого осуществляется посредством магического вплетания сказочного и технократско/технологического, наукой (историей, географией, точными науками, отчасти – и теологией) совместно с неукротимой фантазией. Вещи стирают границы, взаимно преодолеваются и трансформируются, чтобы стало возможным достигнуть того ошеломляющего мира, определяемого автором как «фантастико-сферический реализм».
В целом роман «Аингм» – это «опасное, но увлекательное путешествие в глубинные недра нереализованных человеческих возможностей». Это попытка проникновения и осмысления самых важных, основополагающих начал духовности, основных принципов развития человеческого рода, а также и последующего их развития в вечности. Роман – это попытка обозреть весь Космос – с видимыми, повседневно-близкими закономерностями и положениями, через силу и могущество общеизвестных научных открытий и знаний, накопленными здесь, на Земле, и переданных «землянами». Попытка узнать весь мир, при этом «не [как] просто информацию», а по пути усваивания и восприятия этого«огромного пласта знаний», который не просто необходимо постичь, но нужно будет и жить с ним (с. 37). Это – знание «иных измерений» Существующего, в «параллельных пространствах», в которых Духовность и воля превозмочь и усовершенствовать себя увлекают человека к перво-Создателю и Творцу.

Примечания

1. Замятин, Е. Избранные произведения. Повести, рассказы, сказки, роман, пьесы. Москва, «Советский писатель», 1989, с. 549.
2. Платонов, А. Чевенгур. Пътешествие с открито сърце. София, «Профиздат», 1990, с. 207.
3. Понятие «Куандерон», если разложить на части-кванты, то получится Ку-андер-он, или Ку-ан-дер-Он (или он). Ольга Соколова «читает» его так: Q (КУ) – квант, суть, качество; ander – другой, иной; а он – это он, Он. При этом «читанием» становятся понятными все испытания Роно, попавшего в Ку-андер-он, и через раскаяние и очищение достигшего альтернативного себя. В самом слове «Куандерон» Ольга Соколова видит и бинарность значений, и бинарность человеческой сути. – Соколова, О. «Голос сфер, отражённый в мгновеньи…» Рецензия на книгу Дмитрия Плесецкого «Аингм». // Вневизм. Новое литературно-философское направление. Форум, http://aingm.ru/index.php/2012-06-08-14-06-37/8-2012-06-08-14-11-07 [22.08.2012].

 

Добавить комментарий


Контакты

Отзывы или пожелания
Вы можете отправлять на E-mail

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.